Воскресенье, 25.06.2017, 21:07
ПроРок и прогРок
Главная
| RSS
Главная » Статьи » Classik rock » Рок археология

Рок археология: SLADE
В 1974 г. английский журнал "Pop today" написал о них: "Немного до сих пор было рок-групп, которые привносили бы столько радикальных новшеств и изменений в свой сценический образ, отличались бы столь характерным имиджем: одеждой, стилем, манерами". Многие критики называют Slade самой мелодичной рок-группой после "The Beatles", но и "самой недооцененной... которую в буквальном смысле погубили умничающие журналисты". 

 

В довольно далеком 1964 г. в одном небольшом провинциальном английском городке Уолверхэмптоне школьники из местной группы The Vendors - Дэйв Хилл, Дон Пауэлл во главе с музыкальным вундеркиндом, скрипачом Национального юношеского оркестра Джимом Ли субботними вечерами зарабатывали свой хлеб игрой на танцплощадках и в небольших ресторанах, поигрывая песенки из репертуара Элвиса Пресли, Бадди Холли и Чака Бери. Этот чужой репертуар был им до отвращения скучен, но собственное творчество юных музыкантов ресторанную публику не интересовало. Как то раз, в один из таких вечеров в том же ресторанчике выступила еще одна местная команда, название которой в истории не сохранилось. Их выступление шокировало зрителей: музыканты были наряжены в какие-то несусветные, явно не по размеру, сюртуки, на шеях - белые шарфы, а на головах - цилиндры. Вокалиста и вовсе выносили на сцену в ... гробу. Выделывали они на сцене черт знает что - прыгали, строили страшные гримасы, с остервенинием ломали гроб, а исполняемая ими музыка не вмещалась в привычные лицемерно-благовоспитанные рамки: их музыка была резкая, экспрессивная, с меняющейся ритмической структурой, и под стать этой музыке - голос вокалиста, длиннющего парня с ярко-рыжей шевелюрой и точеным профилем, похожего на типичного посланника Ада! (Это позже он располнел из-за "страстной любви" к пиву): такой же резкий, почти фальцирующий, а главное, уж очень громкий. Очень похожие на настоящих панков, хотя до вторжения на мировую арену нигилистов-панков с их "ирокезами" на головах было еще 10 лет. Местная публика не знала, как реагировать, а вот музыканты из The Vendors были потрясены до глубины души, и решение пришло само: нужно сделать все, чтобы заполучить этого рыжего парня в свою группу! Этого парня звали Нодди Холдер, и именно его неподражаемый голос в итоге стал визитной карточкой будущей суперхзвезды 70-х - группы "Slade". 

Так или иначе, но Холдера удалось переманить. В 1966 г. группа поменяла название на In-Betweens и отправилась покорять Лондон. Как это ни странно, но чопорная Лондонская публика приняла группу из провинции почти "на ура", а ведь битлам в свое время пришлось завоевывать себе имя на чужбине - в Германии. Возможно, большую роль в успехе сыграл и имидж музыкантов - такие свои в доску парни с улицы, к тому же в их песнях отсутствовали абстрактные сентенции типа "Как прекрасен этот мир, который спасет Любовь". Начальное творчество группы имело ярко выраженный социальный характер и было наполнено духом, проблематикой города и его окраин, которая была понятна и близка их слушателям - таким же провинциалам. 

В рок-поэзию музыканты едва ли не первыми привнесли городской сленг, каждое их выступление превращалось в театрализованное действие, насыщенное шутками, прибаутками, розыгрышами, переодеваниями - этим они и предвосхитили клоунадность глэм-рока. Музыканты признавались: "Если мы вдруг перестанем смеяться, группа тут же развалится". Они очень хороша дополняли друг друга: молчаливый, немного застенчивый Пауэлл (ударные), вечный мальчишка-шалопай Хилл (гитара), аристократичный, интеллигентный Ли (бас-гитара, рояль, скрипка) и неистовый шут, "разбойник с большой дороги" Холдер (вокал, гитара). И самое главное составляющее успеха музыкантов - это мастерство владения инструментами, очевидный композиторско-поэтический талант и отличные аранжировки. 

В 1968 г., обретя успех у столичной публики и отыграв несколько концертов "на стороне" - в Германии и Испании, группа еще раз меняет название, на Ambrose Slade. В апреле 1969 г. выходит ее первенец, альбом - "Beginnings", который на 60% состоял из аранжировок чужих песен (Фрэнка Заппы, Марвина Гэя, групп The Beatles, Steppenwolf). Им особенно удались версии битловской "Martha my dear" и хита из репертуара группы Steppenwolf - "Born to be wild", которую Slade часто включали в свои концертные программы.

Как-раз на их концерте оказалась легенда шоу-бизнеса - бывший бас-гитарист популярной и сегодня группы Animals, которая смогла прославить на весь мир народную английскую песню "House of the rising Sun" - "Дом восходящего Солнца", Чес Чендлер (Chas Chandler).  Чендлер уже успел заслужить репутацию одного из самых удачливых продюсеров, ведь именно ему принадлежит открытие легендарного короля рок-гитары Джима Хендрикса. Его профессиональная интуиция подсказала, что из этих безбашенных юнцов выйдет толк. И интуиция не подвела. В итоге Ambrose Slade оказались под опекой известного продюсера. Чендлер решил раскручивать группу в имидже "крутых парней": музыкантов наголо обрили, одели в кожаные куртки и высокие бутсы, а название группы сократили до Slade. Это сработало: Slade довольно быстро стали одной из достопримечательностей английской рок-сцены, особенно после шумного выступления в лондонском клубе "Распутин" на Бонд-стрит. Выбор Чендлера был не случайным - ведь ставка делалась на скандальность: слава у заведения была дурной - здесь собирались самые отпетые скинхеды. Но самим музыкантам больше нравился образ "своих в доску парней", им хотелось шутить и дурачиться на сцене, а не идти на поводке у продюссера. Поэтому они снова отрастили волосы, а кожаные куртки сменили на яркие пиджаки, клоунские клетчатые штаны и неизменный впоследствии атрибут - шляпы и кепки. Особенно полюбилась меломанам шляпа Холдера, которая была увешана маленькими зеркальцами.

В ноябре 1970 г. в музыкальных магазинах появился второй официальный альбом группы - "Play it loud". Этот диск, представлял собой довольно мелодичный и инструментально густой ритм-н-блюз с явным уклоном в сторону The Beatles, а особенно это заметно в а-ля битловской балладе "Dapple rose", но все-же очевидный факт не ускользнул от слушающей публики, которые поняли, что на Британской рок-сцене появилась новая звезда с ярко выраженной индивидуальностью. Саунд группы легко узнаваем: очень специфический - слэйдовский - звук гитары, виртуозные пассажи бас-гитары, стремительный ритм ударных и, конечно же, необычный вокал, который по своему тембру просто не поддавался идентификации. Их музыка отличались, с одной стороны, всепоглощающей напористостью и жесткостью исполнения, а с другой - красивой, запоминающейся мелодикой. Slade одними из первых в рок-музыке стали использовать скрипку как солирующий инструмент и в этом большая заслуга мультиинструменталиста Джима Ли. Но к большому сожалению альбом 1970 г. не стал событием года, ведь тогда же увидели свет программные работы "двух китов" хард-рока - Led Zeppelin-III и Deep Purple - "In rock". 

Однако концертная деятельность Slade этого периода постоянно сопровождается аншлагом. Как отмечали даже самые язвительные критики, что на ее шоу царит фантастическая атмосфера веселья и скоморошества, доброго дурачества и юмора. Они додумались даже устраивать на концертах конкурсы-экспромты с раздачей "ценных подарков" тем, "кто привел свою внешность в соответствие с имиджем a'la SLADE". Ведь достаточно посмотреть любое из их видеовыступлений или послушать концертные альбомы, дабы убедиться - они несли огромный заряд жизнелюбия и праздника. 

В 1971 г. национальные хит-парады возглавляет сингл "Coz I luv you", а оригинальная версия ритм-энд-блюзовой песни Бобби Марчана "Get down and get with it" даже выходит на 16-е место в британском Top-20. Нодди Холдера и Джима Ли, которые являлись постоянными соавторами и аранжировщиками всех песен Slade, выделяют в числе самых ярких мелодистов английской рок-сцены, а группа приобретает репутацию "новых Битлз". В первой половине 70-х годов Slade, наряду с T.Rex, 10 CC, Queen и Sweet, - были наиболее интересными представителями царствующего тогда глэм-хард-рока, отличительными чертами этого направления были ярко выраженная мелодичность и театрализованность, а иногда нарочитая помпезность выступления. Однако относить творчество Slade к какой-то конкретной стилистике - задача довольно трудная : мелодизм и красочность глэм-рока они гармонично синтезировали с жесткостью хард-рока и залихвастостью рок-н-ролла начала 60-х, и наверно, правильнее будет определить их музыкальную стилистику двумя словами: стиль Slade. 

Затем выходит концертный альбом "Slade alive!" (1972) и следом программный для группы альбом "Slayed?" (1972). Это был очень хлесткий, вязкий и стремительный хард-рок на основе рок-н-ролла, но неизменным свойством их музыки остался мелодизм. Slade, наконец-то, нашли СВОЕ звучание и как никто другой, музыканты добились на диске эффекта "живого звука". Собственно, Slade всегда и записывались почти "вживую", не используя дополнительных звуковых наложений и прочих студийных "примочек". В 1973 г. вышел сборник "Sladest", многие треки из которого, кстати, не входили в номерные альбомы. В 1974 году появилась пластинка "Old new borrowed and blue", которая была выдержана в стиле глэм-харда, а песня "Everyday" с этого альбома и по сей день входит в десятку лучших рок-баллад. Этот альбом не был лишен недостатков, страдал некоторой перегруженностью, но тем не менее практически сразу был переиздан в США, получив там название "Stomp your hands, clap your feet" и в течение всего двух недель разошолся тиражом 270 тыс. экз.! В первых строчках хит-парадов оказываются и новые их синглы - "Tak me bak o'me" (1972), "Mama weer all crazee now" (1972), "Cum on feel the noize" (1973), "Skweeze me, pleeze me" (1973), а рождественская песня "Merry Xmas evеrybody" (1973) периодически возвращалась на первые строчки хит-парадов до 1986 г. 

Воодушевленные этими результатами, в 1974 г. группа отправляется в первые гастроли по Америке. Гастрольный тур прошел с большим успехом, однако американские журналисты явно невзлюбили британцев и писали в обзорах примерно следующее: "Slade потерпели провал в своих попытках расшевелить аудиторию". Нодди Холдер позднее иронизировал по этим выпалам прессы и критиков: "Иногда просто оторопь берет: может быть, мы и газетчики попадаем на разные концерты?.. Вообще, эти критики смешные ребята, теперь мы просто не утруждаем себя чтением газет, живем и играем сами по себе, а газетчики пусть идут своей дорогой". Поразительно, но каким-то непостижимым образом участники группы Slade умудрились не заразиться "звездной болезнью", оставаясь и в жизни все теми же "своими в доску" парнями. Этот стиль жизни не раз удивлял и даже настораживал журналистов: "...Несмотря на весь их успех, несмотря на наличие стольких хитов, SLADE до сих пор мало заботились о том, что о них думают и как они выглядят в глазах остального "света". Парни жили явно скромнее, чем им позволял их статус рок-звезд первой величины... И сейчас, встретив кого-нибудь из SLADE на улице, вы ни за что не заподозрите в них людей, совершивших резкий рывок к богатству...".

В том же 1974 г. Slade решились на довольно амбициозный проект - съемку в художественном фильме "In Flame", который был снят режиссером Ричардом Лонкрэйном. Фильм получился весьма любопытным и поучительным, рассказывающий о непростом пути к вершине музыкального Олимпа, о губительной зависимости рок-музыкантов от жестоких законов шоу-бизнеса. Реальная биография слэйдов была изрядно приправлена художественным домыслом (сами музыканты по сюжету - участники некой группы "In Flame"). Однако обилие музыки и даже участие популярных актеров (Том Конти, Алан Лайк, Энтони Аллен, Роско и др.) не смогли спасти фильм от провала. Положение спас вышедший в ноябре того же года альбом "Slade in flame", песни с которого "How does it feel?" и "Far far away" попали соответственно на 10-е и 2-е места национального хит-парада. 

Довольно сложными оказались для группы 1975-1977 гг. Невзирая на то, что концерты в Америке проходили по-прежнему успешно, ни один из их синглов не попал в американский хит-парад (впрочем, сами американцы вообще не очень-то жалуют иностранцев), а это, в свою очередь, ослабило позиции группы и на родине. Также происходили существенные перемены и в самой рок-музыке. Ведь главный двигатель хард-рока - Deep Purple - практически заглох, а Led Zeppelin и другие достойные рок имена тоже переживали не лучшие времена. Хард и глэм уверенно теснило набиравшее силу движение панк-рока и никому не было дело до того, что эти "старикашки" из Slade когда-то стояли у истоков этого течения. Музыканты смогли мобилизовать силы и в марте 1976 г. выпустили свой лучший альбом 70-х - "Nobody's fools". Альбом получился мелодически яркий, полифоничный и в то же время подчиненный единой музыкальной концепции, где поэтические и музыкальные темы были взаимосвязаны. Вместе с тем альбом, который и сегодня самый популярный в творческом наследии группы - своего рода реквием маскарадной эре глэм-рока, в эти 40 минут диска они вместили почти все приемы, разработанные этим направлением, песни альбома без лишней скромности можно назвать квинтэссенцией стиля. 

"Nobodys Fools" с детства я считал лучшей пластинкой Slade и течением лет моя уверенность в том, что это еще и один из лучших хард-роковых дисков 70-х, только росло. С недоумением  я узнал, что большинство музыкальных критиков того времени, как и нынешних мастеров пера и музы называют этот альбом чуть ли не самым слабым в дискографии группы за все годы ее существования. Эпитеты типа "жуткий по звуку, испорченный рэгги, кантри и женскими подпевками…", "сбившиеся с пути Slade в угоду коммерции наполнили аранжировки банджо, мандолинами и ходами а-ля Eagles…", "попытки угодить всем и вся просто уничтожили этот альбом…" наполняли и наполняют подобные рецензии. Надеюсь подробный рассказ о "Nobodys Fools" в рамках этой статьи не будет лишним. 

К 1976-му году у Slade было всё: успех, деньги, репутация. Их принимали на "ура" в теле- и радиошоу, а их выступления постоянно собирали полные залы и срывали самые лестные отзывы на страницах музыкальной прессы. Это было в Британии, в Европе, везде, но только не в Америке. Там сыроватый и грязный хардешник "слэйдов", замешанный на глэм-роке, дичайший вулверхэмптонский "акцент" (довольно странноватое слово для американцев по отношению к британцам, ведь язык-то все же называется английским!) Нодди Холдера, их безвкусные клоунские костюмы и вызывающее поведение не находили ни малейшего положительного отклика, если честно сказать - отклика как такового! Музыкант же, да и не они первые - вспомним попытки группы Golden Earring покорить Штаты, мечтали об Америке, они хотели ее, они ее жаждали, и это не давало им спать. Это и погнало их в дорогу… 

 Slade поехали в Нью-Йорк - они были счастливы, они были по уши в предвкушении славы, и в… проблемах. Учитывая, что в США группа не имела ни единого хита, то попасть на Американское ТВ Slade не удалось. Радиостанции отнеслись к заезжим чужакам настороженно: во-первых, песни этой команды были "неформатными" по местным меркам, слишком резкими и жутко неудобоваримыми. Вот если бы они звучали как Джексон Браун, или на худой конец - как Eagles… 

Наши герои сделали попытку победить привередливую Америку в рукопашной схватке. В те времена равных этой команде по интенсивности "живых" выступлений просто не было: они играли, как сумашедшие маньяки. Но так как, на радиоволнах композиции Slade практически не звучали, то их уделом стали тесные залы с равнодушной и упертой аудиторией. 

Музыкантам было и на это наплевать, они бросились в безумную атаку на американских меломанов, надеясь, что слухи о них постепенно пробьют брешь в стене равнодушия, непонимания и непризнания. Slade стали завсегдатаями "разогрева" у Kiss (этой на мой взгляд, очень бледной копии самих Slade, которые в свое время "подзаняли" у британцев их ранний гитарный звук, но отвергли их "сомнительный" имидж), у ZZ Top, даже у Aerosmith, а это было уже дикой несправедливостью и ошибкой со стороны менеджмента, ведь еще два года назад "аэросмиты" разогревали Slade… 

Невзирая на то, что ребята играли классно, все попытки поставить американскую публику на уши провалились. Нодди так и не смог заставить упрямых янки кричать и топать вместе с группой, а его постоянные пререкания с самыми ярыми противниками Slade на концертах только вредили репутации группы. Всё шло наперекосяк, совершенно не так, как планировалось и мечталось. 

В сложившейся ситуации единственным выходом был выпуск альбома, но поразить Америку тем же, что было столь популярно в родимой Европе и старушке Англии, было невозможно. Единственно верным казалось решение об изменении звука и самой музыки. Ведь в конце концов, это должна была быть всего лишь оболочка, а писать настоящие песни они умели, да еще как. В те времена музыканты еще не умели признавать своих ошибок, ведь такова была "государственная политика" внутри группы. 

При записи "Nobodys Fools" Ли, Холдер, Хилл и Пауэлл должны были учитывать требования к хитам, принимавшимся для прокрутки на американском радио, то есть должны присутсвовать яркие мелодии, красивые соло, а треки должны быть короткими. Здесь можно упрекнуть меня совершенно верным замечанием - ведь музыка Slade всегда была яркая и мелодичная. Но поскольку дело было однажды в Америке, то было принято решение добавить в традиционно британский рок американизмы: - бэк-вокалы в стилистике соул и модный тогда рэгги, немного смягчить звук, сделав его менее резким и "гаражным". Но все это, тем не менее, не отразилось на общей тяжести диска. 

Это был довольно рискованный шаг, грозивший потерей определенного числа поклонников "дикой" стороны группы на родине, но о этом тогда не думали. "Nobodys Fools" увидел свет в 1976 и с треском провалился в США по всем направлениям. Не стал он сенсацией и в Британии. Большинство фанатов группы всё же стерпели "отход" Slade от собственных канонов, но только лишь благодаря тому, что качество самих композиций альбома было великолепным. 

Прежде чем перейти к самому "Nobodys Fools", позволю себе чуток критикануть 70-е, с их (с одной стороны) необъятностью кругозора и их (с другой стороны) узколобостью мысли, не разглядевшей в странной музыкальной мешанине, называвшейся "Nobodys Fools", гениальности ее творцов, умудрившихся не только сохранить собственное лицо (что бы там не говорили, это Slade, черт возьми!), но создать нечто неповторимое и (простите мне вольности!) прогрессивное. Нет, не в плане жанра, но в плане развития самой музыки, ее обогащения за счет необходимости. Зажатая в рамки обстоятельств, группа умудрилась извлечь всё положительное из самого отрицательного.

"Расколоть" Америку Slade так и не удалось и это большая американская мечта оказалась большой американской иллюзией, лопнувшей словно буббль-гум. Американская публика так и не смогла вкурить то, в чем их пытались убедить упертые англичане. Они проспали отличный альбом и прекрасную группу. Вернувшись домой, Slade, к своему большому изумлению, обнаружили, что там ничего не изменилось - их любили, ждали, в них верили. 

На следующем альбоме "Whatever happened to Slade" (1977) музыканты попытались внести коррективы в свое творчество в соответствии с новыми веяниями на рок-сцене. Материал пластинки был решен в стилистике жесткого хард-рока с ненавязчивыми вкраплениями элементов модного в это время панка. Однако работа получилась очень громоздкой и эклектичной и в результате потерпела фиаско, но в то же время именно альбом 1977 г. предвосхитил стилистику группы начала 80-х.

Репутация Slade была серьезно подорвана, и даже предпринятая попытка вернуться к прежней мелодической манере не принесла результатов,  вышедшая в следующем году пластинка "Return to base" была проигнорирована критиками и публикой, хотя на ней представлен очень интересный материал с нетипичными для Slade заходами на территории поп-арта а-ля ELO и экспериментами со звуком. По иронии судьбы, почти два десятка лет спустя, переизданный в 1997 г., "Return to basе" оказался одним из самых раскупаемых альбомов группы. К 1980 г. ситуация на рок-рынке вновь изменилась и все большее влияние на умы и сердца меломанов оказывала "новая волна" английского рока - хэви метал.

После трехгодичного молчания Slade заявили о себе в 1981 г. синглом "We'll bring the housе down". С ним впервые после 1977 г. музыканты оказались в хит-парадах. В том же году выходит альбом "We'll bring the house down", в котором слэйды видимо решили напомнить о прошедшей незамеченной предыдущей работе 1979 г. - в диск вошло пять композиций с "Return to base" и пять новых вещей. Результат - вероятно, самый сумасшедший, совершенно "отмороженный" рок-н-ролл за всю историю, к тому же исполненный в жесточайшей, почти металлической манере. Грандиозный успех сопутствует их выступлению на масштабной акции "Монстры рока" 22 августа 1981 г., а в ноябре на музыкальный рынок "выбрасывается" альбом "Till deaf us do part", стилистически близкий предыдущей работе - жесткий, с четко прорисованной мелодикой, бесшабашно буйный хард-н-хэви. Бьющая фонтаном энергетика и зажигательный драйв этих пластинок подтвердили, что годы молчания не прошли даром - им есть чему научить неоперившийся рок-молодняк. 

В 1983 г. вышла самая глубокая работа за всю историю группы - альбом "The amazing kamikaze syndrome", на котором музыканты удачно синтезировали мелодику глэм-харда, звучание хэви метал и развернутую полифонию музыкальных тем, свойственную прог-року. В результате получился альбом настоящего прогрессив-метала. А две композиции с альбома - баллада "My oh my" и стилизованная под шотландские мотивы динамичная "Run run away" - попали в первую десятку национального хит-парада на 2-е и 7-е места. И в том же году Холдер вместе с Ли, уже как известные специалисты по части создания добротных хитов, выступили в качестве продюсеров альбома "Play dirty" женской рок-группы "Girlschool". 

В начале 1985 г. вышел "Rogues Gallery" - один из самых мощных альбомов группы, эта очень мелодичная, наэлектризованная работа, которая сделана и слушается на одном дыхании. Джим Ли здесь просто-таки виртуозно разыгрался на клавишах, а голос Холдера звучит необычайно мягко. Невозможно выделить какую-то одну композицию - настолько цельная и ровная работа. Создалось ощущение, что музыканты обрели второе дыхание, но с каждым годом они все меньше давали концертов, практически не появлялись на телевидении. Может быть, выпустив подряд за короткий срок четыре столь яркие работы, они окончательно выдохлись, за без малого 30 лет непрерывной творческой работы!? А возможно, они просто объективно оценили свое нынешнее положение дел: сохраняя статус культовой группы, мэтров рок-сцены, и имея за плечами около десятка "золотых" и "платиновых" альбомов, былого успеха им уже не добиться. Может проще уступить дорогу молодым? Все это вполне логично: новое поколение, иная музыка.

"Лебединой песней" группы, стал альбом 1987 г. "You boyz make big noize" - жесткой и печальной одновременно. Ностальгической меланхолией и грустью проникнуты многие композиции пластинки, а особенно "Still the same", "That's what friends are for", "We won't give in", "Ooh la la in L.A.", о былом задоре их музыки напоминают разве что "She's heavy" и "Won't you rock with me". На этом, последнем диске мы вдруг услышали "повзрослевших" когда-то бесшабашных слэйдов. Шутки и розыгрыши и веселье закончились.

В 1990 г. совместно с группой Mission Холдер и Ли  выпустили благотворительный диск "Merry Xmas еverybody" и к слову сказать, подобного рода сотрудничество с другими известными музыкантами - не единичный случай в биографии Slade. Музыканты группы не раз были замечены в сейшенах с Марком Боланом, а Нодди Холдер в качестве приглашенного гостя участвовал в записи практически всех альбомов Allan Parsons Project 70-х гг. ... До 1991 г. они выпустили несколько синглов, подготовили двойную пластинку лучших своих песен "Wall of hits" (1991), выпустили прощальный релиз "Radio wall of sound" (октябрь 1991), на котором впервые главную вокальную партию исполнил Джим Ли, и тихо, без лишнего шума самоустранились в 1992 г. 

Это был разумный и благородный шаг: ведь поставить точку в нужном месте - для этого нужен особый талант. Влияние Slade на рок-музыку 70-90-х годов легче недооценить, чем переоценить, - оно ощущается в творчестве таких стилистически различных групп, как Saxon и Quit Riot, Oasis и Smokie, Blur и WASP, Manowar. Нодди Холдер и Джим Ли занялись продюсерской работой, продвигая на сцену молодые таланты. Двое других участника группы - Дэйв Хилл и Дон Пауэлл - в 1994 г. попытались реанимировать Slade и пригласив молодых музыкантов Стива Уайлли (вокал, гитара) и Тревера Холлидэя (бас-гитара, клавишные), они записали альбом "Keep on rockin!", который оказался на удивление удачным: добротный хард-рок, но лишь отдаленно напоминающий Slade, где чисто слэйдовскими выглядят разве что композиции "Johnny player the guitar" и "Merry Xmas now!". Весь материал альбома написан Дэйвом Хиллом и поэтом Биллом Хантом, за исключением песни "Do you want me", музыку для которой написал старый приятель Хилла по Slade Нодди Холдер. Впрочем, новых Slade не получилось, и после записи единственного альбома, Дэйв Хилл и Дон Пауэлл объявили о роспуске группы.

30 лет трудного пути к вершине, более 20 альбомов, десятки прекрасных песен - таков творческий итог одной из самых влиятельнейших рок-групп 1970 - начала 80-х гг. Этой группе повезло: они смогли избежать забвения, и их альбомы, а также многочисленные сборники ежегодно переиздаются и по-прежнему пользуются большим спросом у поклонников рок-музыки.

По материалам: slaide.ru/index/0-5/; www.metalrassvet.ru/news333.html

Категория: Рок археология | Добавил: progrockman (15.09.2010)
Просмотров: 1868 | Комментарии: 1 | Теги: рок музыка, рок археология, Slade, история группы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта

Категории раздела
Deep Purple [7]
LED ZEPPELIN [1]
Блюз-рок [7]
Рок археология [14]
Uriah Heep [1]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 167

Статистика

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  •  
    Copyright MyCorp © 2017