Суббота, 16.12.2017, 11:12
ПроРок и прогРок
Главная
| RSS
Главная » Статьи » Neo prog-rock » Marillion

История Marillion в биографиях ее участников: Steve Hogarth
 Пришедший после Фиша в Marillion Рональд Стивен Хогарт родился 14 мая 1959 в маленьком городке Кендал в Камбрии, Великобритания. Первоначально, после рождения его хотели назвать Стивеном Рональдом Хогартом, но случился казус и при оформлении свидетельства о рождении имена перепутали. 

Отец Стивена проходил служлбу в торговом флоте, а мать работала в родильном доме, при женском монастыре. Учитывая, что большую часть времени отец проводил в море, поэтому первое время Стив с матерью проживали в доме его бабушки. Дед Стива был сыном богатого промышленника и, к моменту рождения Стива, после получения наследства уже несколько лет как числился пропавшим без вести, а когда через несколько лет он вдруг объявился, оказалось, что специально сбежал на несколько лет, чтобы промотать полученные деньги. Бабушка у Стива была интересной личностью: она имела  привычку переодеваться в мужскую одежду и ходить в паб.

Стив вспоминал: - «Бабушка была очень интересным человеком, Она обычно готовила обед для меня и моих сестёр, ведь мама всегда работала. Причём, каждый день она готовила лишь яичницу с картошкой, а еще рис с мёдом. Так что, можно сказать, что я человек целиком выросший на яйцах, картошке и рисе с мёдом. Ну, а потом еще, конечно, и на пиве. Ну так вот, обычно, когда она передавала мне чай, она говорила: «Это должно заточить твой карандашик. Если, конечно, тебе есть, с кем его заточить». А мне ведь было лет восемь. Только несколько лет спустя я понял, о чём она говорила. Тогда, в восемь, мне казалось, что она просто того. 

В детстве одним из членов семьи был бульдог по имени Питер, который тоже был немного не в себе, его маниакально притягивало к апельсинам. И если кто-то где-то городке резал апельсин, то он моментально срывался с места и летел на запах, сбивая всё что попадалось ни его  пути. Вообще, собаки не любят фрукты, а вот он любил и Стиву неоднократно приходилось оттаскивать его за хвост от лотков с фруктами. 

Когда заболела мама, отец принял решение оставить службу на флоте, дабы заботиться о семье. Учитывая, что он находился на госслужбе, то ему пришлось пойти на работу на государственную угольную шахту и семье пришлось переехать в Донкастер, в котором находилась шахта. Донкастер в то время был очень жёстким городом, в нём жили шахтёры и их семьи. Стив любил носить всё розовое и из-за этого его постоянно били старшеклассники. Розовый этап довольно быстро прошел и начался ярко-жёлтый этап, за который его начали бить еще больше. 

Увлечение музыкой у Стива началось в 14 лет, после посещения концерта Deep Purple в Шеффилде во время их тура Machine Head. Он был просто поражён и потрясён и появилось желание подняться на сцену вместе с ними. По его словам, именно на том концерте он решил, что хочет быть музыкантом. В то время Стиву нравились и некоторые прог-группы, в его коллекции был двойной альбом "Tales from Topographic Oceans” Yes и "Foxtrot” Genesis. 

Окончив школу, в которой он познакомился со своей будущей женой, Стив поступает в политехнический университет в Тренте. Учась на третьем курсе он понял, что будущая работа инженером показалась ему скучной, и он присоединился к своей первой группе, которая называлась Harlow и выступала в основном по рабочим клубам.

Стив вспоминал: - «Мы были настоящими мазохистами, в том плане, что мы отказывались играть каверы и постоянно из-за этого нарывались на неприятности. Помнится, как-то раз рабочий клуб оказался наполнен моряками. Не знаю, откуда они взялись, но они были повсюду. Так вот, я пошёл в туалет между выступлениями, и тут ко мне сзади подходит амбал в тельняшке, приставляет огромный нож к моему горлу и говорит: «Сыграй Delilah, или пожалеешь». Надо ли говорить, что первой же песней во втором отделении мы исполни «Дилайлу». Вот только я не знал слов, но, как только моряки услышали первые аккорды, повскакивали с мест и пропели почти всю песню за меня». 

Басист группы Harlow был настоящим психом, но к сожалению это выяснилось это в самом неподходящем месте. Harlow удалось свести знакомство со старым исполнителем рок-н-роллов и одним из «двойников» Элвиса по имени Винс Эго. У него был заключен контракт на серию выступления на круизном лайнере, который курсировал по Северному и Балтийскому морям, между Британией, Швецией и Нидерландами. Винсу срочно нужна была аккомпанирующая группа и он дал обещание, что, если они согласятся, он разрешит им разогревая публику перед основным выступлением исполнять собственные песни. Стив и друзьями согласились на такое заманчивое предложение. 

Выступления группы должны были проходить поздно вечером в ночном клубе на корме корабля. Днём им было нечего делать и они просто слонялись без дела и ждали наступления вечера. В один прекрасный день, когда судно шло из Стокгольма в Амстердам, басист решил узнать, сколько же бесплатного пива может в него влезть. И когда надо было подниматься на сцену, он уже ели мог стоять на ногах. Барабанщик во время выступления назвал его онанистом и басист буквально съехал с катушек. Он пытался убить барабанщика прямо на сцене, но во время концерта это ему не удалось, так что, когда выступление закончилось, он пытался проломить барабанщику голову бас-гитарой. Подбежавший Винс Эго разнял их.

Винсу удалось увести басиста на верхнюю палубу, чтобы тот освежился, а группа отправилась в каюту, чтобы обсудить ситуацию. Примерно через пол часа в дверь постучались. Оказалось, что это был басит, который вежливо просил его впустить. Решив, что парень угомонился и пришёл извиниться, ему открыли дверь. Как только дверь открылась, басист ворвался в каюту с тяжёлым пивным бокалом, разбил его о стену и напал с его осколками на барабанщика с криками «я убью тебя»! Стив с гитаристом немедленно его схватили и начали вытаскивать из каюты, но, в пылу борьбы, басист осколком, порезал Стиву обратную сторону ладони, при этом перерезав сухожилие.

Стив вспоминал: - "Следующее, что я помню – это, как я бегу по коридору в два часа ночи. Кровь хлещет во все стороны. Причём, буквально. Струя крови была такой сильной, что доставала до потолка. Я пытался докричаться хоть до кого-то, кто мог бы мне помочь. Мне показалось, что прошла целая вечность. На самом деле, прошло минут 5-10, но это большой промежуток времени, когда из вас хлещет кровь, уж поверьте. В итоге, я нашёл стюарда, который отвёл меня на капитанский мостик. Как оказалось, доктора на корабле не было, но, как он мне сказал «мы попробуем добудиться до капитана. Отлично, да?" 

"Так вот, помню, сижу я на мостике, передо мной консоль управления кораблём с кучей разным переключателей, а над ней – широкий иллюминатор, через который был виден нос корабля и бесконечное чёрное море впереди. Сижу и думаю: «Вот и всё. Я умираю». И я правда слабел каждую секунду. Причём, мысль о смерти меня не испугала. Скорее наоборот. Я был весьма умиротворён. Я подумал, что всё очень красиво получилось: мой отец всю жизнь ходил по морю, и теперь вот я умру на корабле. Я был, в общем-то, готов умереть. Тихо сидел и рассуждал про себя о жизни и смерти. Но тут прибежал капитан, оказал мне первую помощь и, без всяких преувеличений, спас мне жизнь. Они со своим норвежским помощником уложили меня на стол прямо там, на мостике, и кое-как наспех зашили мне руку. У меня до сих пор остался большой шрам на руке. Я потом долго ходил в бинтах, а потом еще два года не мог шевелить большим пальцем". 

"Но знаете, что самое забавное? На следующий же день нам пришлось играть концерт! С этим же басистом. Моя права рука была перевязана, так что я играл одной левой. И весь концерт (и несколько последующих – с корабля никуда не деться) мы с ребятами испуганно переглядывались, пытаясь держаться подальше от басиста. Вроде, кое-как доиграли это горе-турне, но тут еще одна загвоздка… Домой из порта мы должны были ехать на своём микроавтобусе, а права были только у басиста. Должен сказать, что никому не желаю оказаться в маленьком автобусе с психопатом за рулём. Я чуть не обделался по пути, но, в итоге, мы всё-таки доехали до Донкастера, где меня сразу же положили в больницу и наконец-то нормально зашили руку".

После такого веселого тура,  группе Harlow пришел конец  и после выздоровления перед Стив стал перед выбором: либо продолжить занятия музыкой, или попытаться найти другую работу. Было получено предложение получить работу в одной местной компании, но он решил отказался и  отправился в Лондон. В это время, а это был май 1980 года из Шотландии в Лондон перебралась молодая нью-уэйвовая группа Motion Pictures. Из группы ушёл клавишник и они поместили объявление о поиске замены в Melody Maker.  Стив Хогарт оказался первым кто откликнулся на это объявление, который к тому моменту уже снимал квартиру в Шеппертоне, на западе Лондона.

Стиву был принят в группу и группа, и сменив название на Europeans, группа начала свой путь к славе. В состав группы кроме Стива входили: гитарист Колин Вур, басист Ферг Харпер и барабанщик Джеф Дугмор. Сначала они стали сопровождающей группой Джона Отвея, с которым съездили в один тур и записали альбом All Balls and no Willy. Они настолько не хотели быть обычной группой сессионщиков, что предложили Отвею следующее: он будет выступать как обычно, а они будут играть за занавесом, и зрители при этом будут видеть лишь их силуэты. Тур прошёл удачно и им удалось пару раз выступить самостоятельно на разогреве, но, к концу гастролей, музыканты практически не чувствовали ног. Кроме работы на сцене им приходилось подрабатывать еще и на разгрузке аппаратуры Отвея. 

Результатом этого тура стало то, что в 1982 году группе Europeans удалось подписать контракт с A&M Records и в следующем 1983 году был выпущен первый альбом группы Vocabulary. Его начали записывать в студии Townhouse в Лондоне, затем продолжили в студии Manor в Оксфордшире, а заканчивать вернулись снова в Townhouse. Сразу после выхода студийного альбома в октябре 1983 года, группа решила выпустить концертник, потому что участники группы считали, что на студийных записях группе не удавалось передать всей сплочённости и энергетики. Сам же альбом, невзирая на нелестные отзывы в прессе, удалось продать тиражом в 100000 копий. 

К сожалению следующим и последним альбомом группы стал Recurring Dreams, выпущенный в 1984 году. Начать запись пришлось без басиста Ферга. Перед записью альбома был назначен концерт и перед ним басист простудился. Чтобы как-то продержаться концерт, он выпил аспирина и запил его пивом и следом «Джеком Дэниэлсом». Концерт он пережил, но на следующий день потерял сознание на станции Baker Street. Его немедленно доставили в больницу, где выяснилось, что у него открылось внутреннее кровотечение. Пока Ферг находился в больнице, его заменил басист Стив Гритем. Продюсером альбома стал Дэвид Лорд, который перед этим закончил работу над Peter Gabriel 4. Recurring Dreams воплотил в себе всю суть группы и сами музыканты считали, что второй альбом намного лучше первого. Но, к большому сожалению, хорошее качество материала не всегда прямо влияет на продажи. Записывая этот альбом, музыканты еще не знали, что Дерек Грин, глава A&M, который всячески поддерживал группу, решил уйти. В итоге, он покинул компанию за день до выхода альбома. В результате этого ухода не последовало никакой раскрутки альбома, не было выпущено ни одного сингла. Группа на свои деньги выпустили-таки сингл, который бесплатно раздавали в магазинах, но по группе был нанесён серьёзный удар, от которого она так и не смогла оправиться. 

После распада группы и вынужденного простоя Стив с Колином брали уроки пения у самой Тоны де Брет, которая в разное время учила петь многих звёзд от All Saints до Оззи Осборна. При этом, Стиву Тона заявила, что ему уроки не нужны и при этом она пояснила: - «Если у человека уже есть голос, я предпочитаю его не трогать». Но Стив всё равно сходил урока на три. Как он позже признался: - «Просто я был немного влюблён в преподавателя. Хоть на вид ей и было лет 80». 

Отыграв несколько клубных концертов, дуэт из Хогарта и Вура  Jump the Gun, подписал контракт с CBS и название сменили на How We Live. В конце 1986 года они записали свой единственный альбом в Бате под надзором того же Дэвида Лорда. Некоторые песни этого альбома, такие как Lost at Sea, остались у них со времён Europeans, а также была часть нового материала. 

Практически сразу после выхода альбома Dry Land группу постигли очередные неприятности, связанные с звукозаписывающей компанией. CBS готовились к слиянию с Sony и поэтому решили избавиться от всех новых подопечных, которые неуспели принести выгоду компании и How We Live оказались в этом черном списке. Стив и Колин еще какое-то время пытались держаться наплаву, дни проекта были сочтены. Стив был настолько разочарован в музыкальном бизнесе, что чуть было не решил завязать с ним навсегда и стать почтальоном. У него родилась дочь и он с женой планировал перебраться на север, поселиться с небольшом домике и спокойно жить тихой жизнью.

В канун рождества 1988 года произошло событие, которое перевернуло жизнь Хогарта. Он зашёл к своему издателю в Rondor Publishing и спросил, нет ли для него какой работы, ведь он уже был готов пойти работать телеграфистом. От издателя он узнал, что группа Marillion ищет вокалиста. Стив не ожидал такого предложения, невзирая на то, что дома у него даже валялся Misplaced Childhood, он его так толком и не послушал и к поклонникам группы себя не причислял. Всё же было принято решение отправить группе кассету с двумя песнями «Kingdom Come» с Recurring Dreams и «Games in Germany» с Dry Land.

Отправив кассету, Стив с женой отправились в Дербишир и начали присматривать себе новый дом, ведь к этому моменту, вокалист уже твёрдо решил расстаться с шоу-бизнесом. Вернувшись и обнаружив приглашение на прослушивание он был очень удивлен. Позже Стив признался: - «Честно говоря, я не горел желанием с ними встречаться. Мне казалось, что Marillion – это кучка хиппи, самостоятельно вяжущих себе носки. К тому же Мэт Джонсон как раз предложил мне поиграть на клавишах в его туре Time Bomb. Я был готов согласиться, ведь после всей этой истории с CBS мне меньше всего хотелось опять связываться контрактными обязательствами с какими-то лейблами». 

Менеджеру Стива Хогарта пришлось очень сильно попотеть, чтобы уговорить своего подопечного всё-таки встретиться с Marillion. Это знакомство прошло в доме Пита, где за пол года до этого члены группы Marillion в последний раз попыталась наладить отношения с Фишем. Изначально всё пошло совершенно не так, как планировалось и это начало, казалось, не сулило ничего хорошего. Стив опоздал на встречу на целый день, из-за того, что накануне угнали его машину, а само знакомство пришлось проводить во дворе дома, из-за аллергии Хогарта на кошек, а у Пита их было две. Но эта встреча прошла успешно. Позже Стив Хогарт вспоминал о ней: - «Если бы они сказали что-то вроде: «Мы легендарная прогрессивная группа, продавшая столько-то миллионов альбомов, и нам нужно, чтобы ты пел так и так», то я, наверное, бы просто поблагодарил их за внимание и вежливо отказался. Но они были очень милы и вежливы со мной и сказали: «Мы такие, какие есть, но хотим, чтобы ты оставался собой. Давай посмотрим, что из этого выйдет». По воспоминаниям Стива лишь Марк смотрел на него с небольшим недоверием, но его можно понять, если учесть, сколько музыкантам пришлось ждать прибытия мистера Хогарта.

Вот, так начался творческий путь Стива Хогарта в Marillion. О этой части его биографии будет позже рассказано в довольно полной истории группы. 

По прошествии несколько лет, со дня присоединения к группе Marillion, Стив почувствовал, что ему не обойтись без дополнительного способа выплеска творческой энергии. Он предложил членам группы несколько своих идей, которые казались ему очень сильными, но они отклонили их по разным причинам. Но эти идеи никак не выходили у него из головы и даже начали мешать созданию других песен. В итоге, он решил использовать это, как повод сделать что-то своё. Стиву очень хотелось создать нечто, что оценивали бы только, как его личную заслугу, ведь он прекрасно понимал, что его успех с Marillion я во многом унаследовал от предыдущего вокалиста.

С большим воодушевлением, часть рождественских каникул 1995 года он провёл полируя собственные композиции. Завершив подготовку материала он связался со своими друзьями и первым, кому позвонил Стив, был Дейв Грегори. Тот сразу же согласился и отправился к нему домой слушать подготовленный материал. У Хорагта не было продюсера, поэтому Дейв предложил Грейга Лиона (Craig Leon), с которым он работал не за долго до этого. До этог Грейг работал со многими группами, начиная от Ramones и до Bangles. Именно Дэйв предложил пригласить в группу Клемма Бёрка (Clem Burke) и Чачо Мерчана (Chucho Merchan). Группу дополнил Ричард Барбиэри (Richard Barbieri) из Porcupine Tree, которые в последнем на тот момент туре разогревали Marillion. 

Дейв Грегори рассказывал, что у продюсера Грейга Леона было несколько коронных фраз, которыми он пользовался для оценки материала. Если ему что-то не нравилось, он кричал «Torture!» (пытка!), а вот, если ему что-то было по душе – «I scream genius!» («гениально!»). Отправляя материал на прослушивание, Стив как бы в шутку написал на коробке с мастер-лентами альбома «Ice-cream Genius» и в итоге, это название закрепилось. 

Запись самого альбома проходила в Racket Club, в вокал к нему записывали студии в Soll Mill в Кукэме. Смикшировали альбом в студии Woolwall, которая принадлежала Ванну Моррисону. Этот созидательный процесс над диском пришлось приостановить из-за проведения тура в поддержку Made Again, но все таки работа была закончена 20 июля 1996 года. Стив описывал своё детище, как отражение мыслей человека с неспокойной душой, который пытается посмеяться над собой и разобраться, что заставляет его и других людей двигаться дальше. Наверно из-за такого подхода альбом получился смесью разнообразных стилей, от мелодичной Better Dreams до попсовой Until You Fall и рок-н-ролльной your Dinosaur Thing. Он вышел в свет в феврале 1997 на английском лейбле Castle. Раскруткой этого альбома должен был заниматься Дуги Даджион, который в свое время уговорил Marillion перейти на новый для них лейбл, но всё вышло не так, как было запланировано. 

Дуги ушёл с лейбла перед самым выпуском Ice-Cream Genius, даже не поставив в известность музыкантов, как ранее он ушёл от ребят из Steely Dan во время их концерта на Wembley Arena. Стив был раздосадован и поверить в это не мог, в какой уже раз раскрутке его альбома помешал уход какой-то шишки с лейбла. Чтобы хоть как-то поддержать выпуск альбома, было решено организовать мини-тур, который начался 9 февраля. Всего было дано 4 концерта в Лондоне, Париже, Амстердаме и Кёльне. Состав группы проктически не изменился: на концертах играли те же музыканты, что и на альбоме, в дополнение был взят Азиз Ибрагим (Aziz Ibrahim), которого представил Стиву Хогарту Стив Ротери во время концерта в Ливерпуле. Хогарт был приятно поражён стилем игры и способностями Ибрагима и моментально предложил ему присоединиться к своему сольному проекту. 

В 1999 года Стива пригласили выступить на «Фестивале Надежды» (Festival of Hope) в Женеве. Приняв приглашение на участие в мероприятии, он даже и не догадывался, что еще одним его участником станет Фиш. Позже он вспоминал: - «Я узнал об этом только в последний момент. Я подумал: «О, нет. Только этого еще не хватало. Теперь мне придётся просидеть с ним всю ночь, и он будет мне ездить по мозгам». В итоге мы и правда выпивали с ним всю ночь, но отлично провели время. Было очень весело. После этого, Джон Уесли, который играл тогда у Фиша, подговорил других участников его группы подпеть мне в Hope for the Future. В итоге, Фиш тоже решил поучаствовать. Он сказал: «Я тоже подпою, если ты когда-нибудь вернёшь мне этот должок». Разумеется, я согласился. Всё произошло абсолютно спонтанно и без какой-либо подготовки». 

На следующий год Стив получил предложение снова выступить на фестивале со своей группой, но на этот раз уже с полноценной программой. Клемм Бёрк и Чачо Мерчан были на тот момент заняты, поэтому их заменили на Майка Уилсона (Mike Wilson) из Texas и Дерека Джингори (Derek Jingles Jhingoree). Первый концерт, прошедший в этом составе, оказался невероятно успешным и Стив написал в своём дневнике: «Просто не верится, как музыканты выложились во время выступления. Все ребята почти ничего не заработали за это выступление, а репетировали перед ним три дня! Я так счастлив, что у меня есть группа, которая работает не ради денег, а ради удовольствия». На этом концерте они опять встретились с Фишем. 

После успешного выступления на фестивале, Стив связался с владельцем зала Dingwalls, и поинтересавался, не будет ли ему интересно увидеть группу у себя. Получив утвердительный ответ, 8 августа 2000 года группа дала очередной концерт, на котором присутствовало руководство голландского Фан-клуба, которое уговорило Стива выступить еще и в их родной стране. 

По прошествии года, 8 и 9 августа 2001 года H Band дали еще два концерта в Dingwalls, которые легли в основу двойного концертного альбома Live Spirit/Live Body. В программу были включены не только песни групп Ice-cream Genius и Marillion, но и композиции Питера Габриэля, Дэвида Боуи, Джефа Бакли и других. Кроме того, во время первого концерта на сцену вышел Колин Вур, старый приятель Стива по Europeans и How We Live и вместе они исполнили Working Town с альбома Dry Land, которая, к сожалению, на концертный альбом она не вошла. 

Рождественские праздники 2005 года, для Стива оказались омрачены счётом, полученном от налоговой инспекции. Увидев его Стив понял, что просто не в состоянии его оплатить, а с домом или машиной Хогарту расставаться не хотелось, поэтому он немедленно связался с менеджером Marillion Люси Джордаш и спросил, не может ли она срочно организовать для группы небольшой тур, только обязательно прибыльный, чтобы Стив смог на нём что-то заработать и, тем самым, погасить задолженность. Она, немного подумав, предложила Стиву заработать больше, отправившись в тур одному, а учитывая, что выбирать было не из чего, поэтому вокалист согласился. 

Скажем британской налоговой инспекции большое спасибо, ведь, если бы не этот счёт, то не появился бы один из самых интересных проектов Стива Хогарта - H Natural. Стив отправился в небольшой сольный тур по Европе. Концепция проведения концертов была довольно незатейлива, на сцене только он и фортепьяно, а концерты проходили в небольших залах и театрах. Создавая интимную атмосферу на сцене зажигали свечи, а зрители очень часто располагались за столиками, при этом могли не только получать удовольствие от музыки, но и пить вино или шампанское. На этих выступлениях музыкой дело не ограничивалось, ведь Стив не только пел, но и беседовал с аудиторией, рассказывал истории создания песен, говорил о своём детстве, читал стихи и записи из своего дневника, отвечал на выкрики из зала и даже иногдо исполнял просьбы зрителей. В репертуар входили не только песни самого Стива и Marillion, но и других его любимых исполнителей, таких как Леонард Коэн, Элвис Пресли, Джон Леннон, Кейт Буш и др. Хочется отметить виртуальный концерт, который Стив провел для пользователей сети Second Life. Посмотреть на виртуального двойника Хогарта смогли все, у кого есть акаунт в социальной сети, а по итогам этого небольшого, даже интимного тура было выпущено два DVD: «Natural», записанный в Шеффилде 2 марта 2006 года, и «Naked in the Chapel», снятый 22 сентября 2007 года в Union Chapel в Лондоне. 

Вопреки ожиданиям Хогарта, проект H Natural оказался долговечным и он до сих пор иногда даёт отдельные сольные концерты, последние из них состоялись с 14 по 16 мая 2010 года в Великобритании в рамках мини-тура H in his Birthday Suit.

По материалам: marillionrussia.ru/; myprogressive.ru/; rockhell.spb.ru/

Категория: Marillion | Добавил: progrockman (17.07.2010)
Просмотров: 1329 | Комментарии: 2 | Теги: биография, нео прог-рок, Marillion, Steve Hogarth | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Уважаю эту личность, но для меня Marillion закончился с уходом Фиша.

Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта

Категории раздела
Pallas. [1]
PENDRAGON [1]
Marillion [2]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 170

Статистика

Поиск

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  •  
    Copyright MyCorp © 2017